с новой силой подтверждает точку



Более свежий пример, который с новой силой подтверждает точку зрения Грэхема, приведен далее в этой главе.

† Цены облигаций котируются в процентном соотношении к "номинальной стоимости" или к 100%. Если цена облигации со­ставляет 85, то это означает, что она продается за 85% ее но­минальной стоимости. Если при номинале 10 тыс. долл. цена про­дажи составляет 85, то это означает, что она стоит 8,5 тыс. долл. Облигации, которые продаются ниже 100, называются об­лигациями с дисконтом, а облигации, продаваемые выше 100, — об­лигациями с премией.

Когда цена покупки таких облигаций не сильно отличается от их номинала (т.е. от 100%† ), существует огромная вероятность того, что в скором будущем их котировки упадут. Если дела у компании идут неважно или же фондовый рынок переживает не лучшие времена, то это сразу же отражается на таких облигациях. Часто инвесторы сталкиваются с тем, что эмитенты приостанавливают выплату про­центов или дивидендов, или же они видят, что суще­ствует угроза этим выплатам. Кроме того, часто сни­жается и курс этих ценных бумаг, хотя производст­венные результаты не столь плохи.

 

В качестве конкретной иллюстрации этой харак­теристики второклассных облигаций давайте рас­смотрим поведение цен в группе из десяти доходных облигаций железнодорожных компаний на протяже­нии 1946-1947 годов. В эту группу входят облига­ции, которые продавались по 96 и выше в 1946 году. При этом их средняя цена составляла 102,5. В сле­дующем, 1947, году средняя цена облигаций этой группы составляла лишь 68, что свидетельствовало о потере трети рыночной стоимости на протяжении очень короткого периода времени. Довольно стран­но, но прибыли железнодорожных компаний страны в 1947 году были намного выше, чем в предыдущем. Следовательно, резкое падение цен облигаций не со­ответствовало реальной картине, присущей этому бизнесу, и отображало общую картину спада на фон­довом рынке. Следует также отметить, что падение цен для этих доходных облигаций было в пропор­циональном соотношении более значительным, чем по обыкновенным акциям, представленным в фон­довом индексе Доу-Джонса (около 23%).

Очевидно, что инвестор, покупая облигации по цене выше 100, совсем не рассчитывал на то, что их цена будет расти и дальше. Единственной привлека­тельной характеристикой была процентная доход­ность, которая в среднем составляла 4,25% (по срав­нению с 2,50% по облигациям первого класса пре­имущество составляло 1,75% годовой доходности). Последующие события слишком быстро и чересчур болезненно показали, что из-за незначительного преимущества покупатель этих второклассных обли­гаций рисковал потерять значительную часть своего капитала.

Рассмотренный пример позволяет обратить внима­ние на популярное заблуждение, называемое "бизнес-инвестиции". Оно связано с покупкой такого вида об­лигаций, доходность которых выше, чем у облигаций более высокого класса. При этом, естественно, значи­тельно возрастает и риск. Нельзя назвать хорошим биз­нес, при котором осознается возможность потери капи­тала в обмен всего лишь на 1 или 2% дополнительной годовой доходности.

Если вы хотите взять на себя определенный риск, то должны быть уверены в том, что при улучшении состояния фондового рынка произойдет действи­тельно значительное увеличение номинальной стои­мости. Поэтому облигации второго сорта с доходно­стью 5,5 или 6% в год, продаваемые по номиналу, почти всегда считаются плохим выбором. Эти же об­лигации при цене 70 будут более привлекательны­ми — и если вы терпеливы, то, вероятно, сможете ку­пить выбранные облигации при такой котировке.