С другой стороны, поскольку инвестиционные


 

С другой стороны, поскольку инвестиционные фонды, которые вложили значительные средства в дорогостоящие акции IBM, не могут с увереннос­тью предсказать темпы роста прибыли компании, они предпочитают держать не больше 3% своих ак­тивов в акциях этой замечательно результативной компании. Поэтому влияние такого выбора на общие результаты было, несомненно, решающим. Более то­го, многие (если не большинство) инвестиции в ком­пании компьютерной индустрии, отличные от IBM, были неприбыльными.

 

Эти примеры позволяют сформулировать два совета для наших читателей.

1.             Четкие перспективы роста бизнеса компании нельзя рассматривать как явные прибыли для инвесторов.

 2.            Эксперты не обладают надежными способами выбора для приобретения акций наиболее обе­щающих компаний в наиболее обещающих от­раслях.

 

Автор не придерживался этого подхода, будучи управляющим инвестиционного фонда, а потому не может предложить ни особый совет, ни поддержку тем, кто попытается его реализовать.

О чем же мы тогда собираемся говорить на стра­ницах этой книги? Главная наша цель — рассказать читателю о возможных значительных ошибках, ко­торые он может совершить в ходе занятия инвести­рованием, и разработать инвестиционную политику, с которой ему будет удобно работать. Мы будем дос­таточно много говорить о психологии инвесторов, поскольку самая главная проблема инвестора, если не сказать его главный враг, — это он сам. ("Вина, дорогой инвестор, не в наших звездах — и не в наших акциях — а в нас самих...") Это оказалось более чем правдой в последние десятилетия, когда у консерва­тивных инвесторов возникла необходимость приоб­ретать обыкновенные акции и таким образом волей-неволей подвергать себя волнениям и соблазнам рынка акций. С помощью аргументов, примеров и убеждения мы надеемся помочь нашим читателям развить соответствующую разумную и эмоциональ­ную позицию в отношении инвестиционных реше­ний. Мы видели, что намного больше денег зараба­тывают и сохраняют "обычные люди", по типу свое-шо темперамента хорошо устроенные для процесса инвестирования, а не те, кому не доставало этого ка­чества, даже несмотря на то, что они обладали хоро­шим знанием финансов, учета и другими профессио­нальными навыками.

Кроме того, мы надеемся привить нашему читателю склонность к проведению расчетов. О 99 акциях из 100 можно сказать, что при определенной цене они довольно дешевы для покупки, а при другой це­не будут настолько дорогими, что их следует прода­вать. Инвестору необходима привычка сопоставлять цену того, что ему предлагают, со стоимостью того, что он на самом деле получает. В статье, опублико­ванной много лет назад в одном из журналов, мы со­ветовали читателям покупать акции, как они поку­пают овощи, а не так, как они покупают духи. Дейст­вительно устрашающие потери за последние два года (и во многих подобных случаях раньше) произошли в связи с теми акциями, при покупке которых поку­патель забыл задать вопрос: "Сколько это стоит?"

В июне 1970 года на вопрос "Сколько это стоит?" можно было ответить магической цифрой — 9,40% — размером доходности новых выпусков высококаче­ственных облигаций коммунальных компаний. Этот процент сейчас снизился до 7,3%, но мы по-прежнему задаем себе тот же вопрос. В действитель­ности существуют другие возможные варианты отве­тов, и их нужно тщательно рассмотреть. Мы все же повторяем, что и мы, и наши читатели должны зара­нее быть готовы к возможным ситуациям, скажем, таким, которые имели место в 1973-1977 годах.