В прошлом мы рассматривали основные



В прошлом мы рассматривали основные различия между двумя видами инвесторов, которым была ад­ресована эта книга, — пассивным и активным. Пас­сивный (defencive, passive) инвестор в основном стремится избежать серьезных ошибок или потерь. Вторая его цель заключается в том, чтобы быть сво­бодным от необходимости часто принимать решения. Определяющая черта активного (active, enterprising, aggressive) инвестора — желание посвящать свое время и усилия выбору более привлекательных цен­ных бумаг. На протяжении многих десятилетий ак­тивный инвестор такого рода мог ожидать достойно­го вознаграждения за свои дополнительные навыки и усилия в виде более высокой средней доходности, чем у пассивного инвестора. У нас есть некоторые сомнения, действительно ли активному инвестору обещана существенная дополнительная компенсация в сегодняшних условиях. Но следующий год или бу­дущее может быть другим. Мы, естественно, про­должим уделять внимание возможностям активного инвестирования, которые существовали в более ран­ние периоды и могут вернуться.

На протяжении длительного времени превалирова­ла точка зрения, что искусство успешного инвестиро­вания зависит в первую очередь от выбора тех сфер экономики, которые вероятнее всего будут развиваться в будущем, а затем — от определения наиболее обе­щающих компаний в рамках этих сфер. Например, смышленые инвесторы — или их смышленые консуль­танты — давно определили возможности роста компь­ютерной индустрии в целом и акций International Business Machines в частности, а также прочие растущие отрасли и растущие компании. Но все это не так просто, как кажется в ретроспективе. Чтобы сразу же понять эту позицию, рассмотрим пример, который был впер­вые включен в издание 1949 года.

"Таким инвестором, к примеру, может быть поку­патель акций авиатранспортных компаний, посколь­ку он верит в то, что будущее этих акций даже более привлекательно, чем демонстрирует тренд их курса. Для этого класса инвесторов ценность нашей книги состоит больше в предостережениях о подвохах, ко­торые таятся в этом благоприятном подходе к инве­стированию, чем в какой-то позитивной технике, ко­торая поможет в его покупках".

"Акции авиатранспортных компаний", подобно акциям Ин­тернет-компании полвека спустя, вызывали чрезвычайный ажиотаж в конце 1940-х-начале 1950-х годов. Среди наиболее горячих взаимных инвестиционных фондов этого периода были Aeronautical Securities и Missiles-Rockets-Jets & Automation Fund. Они, как и акции компаний, которыми они владели, потер­пели инвестиционную катастрофу. Сегодня общеизвестно, что кумулятивная доходность за всю историю авиационной индуст­рии была отрицательной. Урок, который преподносит Грэхем, состоит не в том, что вам следует избегать приобретения ак­ций авиационных компаний, а в том, что вам никогда не стоит поддаваться "уверенности" в том, что эта отрасль принесет вам в будущем более высокую доходность, чем остальные.

 

Ловушки в отрасли, которую мы упомянули, дейст­вительно оказались опасными. Конечно же, легко мож­но было предвидеть, что объем авиаперевозок со вре­менем значительно увеличится. Поэтому акции таких компаний стали благоприятным выбором для инвести­ционных фондов. Но, несмотря на увеличение выруч­ки — даже при более высоких темпах, чем в компью­терной индустрии, — технологические проблемы и чрезмерное расширение объема привели к колеблю­щимся и даже отрицательным показателям прибыльно­сти. В 1970 году, несмотря на высокие показатели авиа­перевозок, акционеры авиакомпаний были обречены на убыток в размере 200 млн. долл. (Авиакомпании терпе­ли убытки также в 1945 и 1961 годах.) Курсы акций этих компаний снизились больше, чем упал фондовый рынок в целом в 1969-1970 годах. Время показало, что даже высококлассные и высокооплачиваемые эксперты во взаимных инвестиционных фондах ошибались отно­сительно краткосрочного будущего этой отрасли.