Рыночные колебания стоимости портфеля инвестора


Каждый инвестор, имеющий в своем портфеле обыкновенные акции, должен быть готов к тому, что их стоимость будет колебаться. Учитывая поведение фон­дового индекса Доу-Джонса после последнего издания книги в 1964 году, можно достаточно хорошо предста­вить динамику рыночной стоимости акций в портфеле консервативного инвестора. Мы исходим из того, что в его портфель входят акции только крупных извест­ных корпораций с консервативным финансированием. Их общая стоимость увеличилась в среднем с 890 до 995 в 1966 году (и снова снизилась до 985 в 1968 году), упала до 631 в 1970 году и вышла на уровень 940 в на­чале 1971 года. (Поскольку акции отдельных компаний достигают своих самых высоких и самых низких пози­ций в разные периоды, размах колебаний индекса в це­лом будет менее серьезным, чем для отдельных его компонентов.) Мы исследовали колебания цен для других типов диверсифицированных и консервативных портфелей обыкновенных акций и пришли к выводу, что в целом результаты не особо отличаются от пред­ставленных ранее. Стоимость акций "второуровневых компаний изменяется значительно сильнее, чем акций компаний-лидеров, но это не обязательно свидетельст­вует о том, что акции более мелких компаний с проч­ным финансовым положением, включенные в порт­фель инвестора, будут показывать более низкие резуль­таты на протяжении довольно длительного периода.

Мы исходим из того, что инвестору следует осознать не просто некую абстрактную возможность, но и впол­не реальную вероятность того, что в течение ближай­ших пяти лет цены большинства из его акций могут вырасти, допустим, на более чем 50% по сравнению со своими самыми низкими значениями и снизиться на треть или больше по сравнению со своими самыми вы­сокими значениями.

Хорошо разберитесь в том, что Грэхем пытается объяснить в этом случае. Не просто возможно, но и вполне вероятно, что курс большинства акций, которыми вы владеете, вырастит на самое меньшее 50% по сравнению со своим минимальным значе­нием. Также вероятно, что акции потеряют по крайней мере 33% своей максимальной цены. Эти оценки не зависят от того, какими именно акциями вы владеете, и от того, в каком направ­лении движется фондовый рынок в этот момент — вверх или вниз. Если вы не можете ужиться с этой мысль или если думае­те, что ваш портфель какой-то особенный и не подчиняется этому правилу — значит, вы еще не готовы называть себя инвес­тором. (Грэхем обращается к 33% -ному спаду, поскольку 50% -ный рост 10 долл. будет равен 15 долл. Из этих 15 долл. 33% -ный спад (или минус 5 долл.) вернет нас к изначальным 10 долл., с ко­торых мы начинали проводить наши расчеты.)

Понятно, что серьезный инвестор, скорее всего, не поверит в то, что ежедневные или ежемесячные ко­лебания фондового рынка делают его богаче или бед­нее. Но что можно сказать о долгосрочном периоде или о более широком размахе колебаний? Это уже практи­ческие вопросы, которые также связаны и с серьезными психологическими проблемами.

Значительный рост фондового рынка, безусловно, способствует удовлетворенности инвестора. Одно­временно он может вызвать и сильное искушение предпринять неблагоразумные действия. Ваши ак­ции выросли в цене — и это прекрасно! Вы стали бо­гаче, чем были, — прекрасно! Но стала ли их цена слишком высокой и должны ли вы думать об их про­даже? Следует ли вам казнить себя за то, что вы не купили больше акций тогда, когда их курс был низ­ким? Или — что хуже всего — стоит ли вам полно­стью проникнуться настроением "бычьего" рынка, заразиться энтузиазмом, чрезмерной уверенностью и жадностью толпы (главаю которой, в конце кон­цов, являетесь и вы) и позволить вовлечь себя в бо­лее опасные сделки? Ответом на последний вопрос будет уверенное "нет", но даже разумному инвестору на практике нужно обладать огромной силой воли, чтобы не поддаться стадному инстинкту.

Именно эти факторы, т.е. особенности человече­ской психики, выступают главной причиной того, что мы предпочитаем использовать какой-либо ме­ханический способ выбора пропорции между обли­гациями и акциями в инвестиционном портфеле. Возможно, главное преимущество связано с тем, что наличие той или иной формулы служит для инвес­тора определенным руководством к действию. Если цены на фондовом рынке растут, инвестор время от времени будет продавать свои акции, вкладывая по­лученные средства в облигации; если они падают — процедура будет обратной. Такие действия станут своего рода отдушиной для выхода его энергии. Если инвестор "правильный", он будет получать дополни­тельное удовольствие при мысли, что его операции абсолютно противоположны действиям толпы.