акций роста" как отдельной категории


 

Поразительной чертой " акций роста" как отдельной категории акций выступает тенденция к значительным колебаниям их курса. Это справедливо как для самых крупных компаний с длительной историей, таких как General Electric и International Business Machines, так и для новых и меньших по размеру успешных компа­ний. Наш тезис подтверждается тем, что главной харак­теристикой фондового рынка с 1949 года стал искусст­венный ввод высокоспекулятивного элемента в оценку акций компаний, которые были наиболее успешными и благодаря этому имели высокий инвестиционный рей­тинг. (Их финансовое положение лучше, и они платят самые низкие процентные ставки по своим займам.) "Инвестиционный калибр" таких компаний может не изменяться на протяжении длительного времени, но характеристики риска их акций будут зависеть от того, что происходит на фондовом рынке. Чем выше энтузи­азм инвесторов по отношению к этим акциям и чем бы­стрее он растет по сравнению с фактическим ростом их доходности, тем рискованнее становятся инвестиции.

Недавние примеры подтверждают точку зрения Грэхема. 21 сентября 2000 года корпорация Intel, производитель компью­терных процессоров, объявила о том, что в следующем квартале ожидается рост продаж на 5%. На первый взгляд, звучит велико­лепно; большинство крупных компаний будут очень рады добиться 5%-ного роста продаж всего лишь за три месяца. Но в ответ на это акции Intel упали в цене на 22%, что привело к потере пример­но 91 млрд. долл. общей рыночной стоимости компании за один день. Почему? Финансовые аналитики ожидали, что доходы Intel увеличатся на 10%. Аналогично, 21 февраля 2001 года корпорация ЕМС, специализирующаяся на хранении данных, объявила, что ожидает увеличения своего оборота, как минимум, на 25% в 2001 году. Однако при этом было отмечено, что возможен "более длительный цикл продаж". Этот легкий признак неуве­ренности привел к потере стоимости акций ЕМС на 12,8% в течение одного дня.

Но читатель может спросить: "Правда, что дейст­вительно большие состояния на инвестициях в обык­новенные акции заработали те, кто купили их на пер­воначальном этапе развития компании, будучи уве­ренными в их прекрасных перспективах, и дождались того времени, когда их курс вырос в 100 раз и боль­ше?" Ответ: "Да". Но приобретение большого состоя­ния за счет акций только одной компании почти все­гда возможно лишь для тех, кто тесно соприкасается с ней по работе или семейными связями и т.д. Именно эти обстоятельства оправдывают вложение людьми значительной части своих средств в одно дело и за­ставляет их удерживать акции вопреки всем преврат­ностям, несмотря на неоднократный соблазн продать акции по все растущему курсу. Не имея столь тесного контакта с компанией, инвестор будет постоянно сталкиваться с вопросом, не слишком ли много своих средств он вложил в ее акции.

 Сегодня под инвесторами, "которые тесно связаны с опреде­ленной компанией", понимают т.н. контролирующих лиц — ме­неджеров высшего звена или директора, которые ведут бизнес компании и владеют значительной частью ее акций. Руково­дители типа Билла Гейтса из Microsoft или Уоррена Баффета из Berkshire Hathaway обладают прямым контролем над всем состоянием компании — и внешние инвесторы хотят, чтобы этим руководителям принадлежали большие пакеты акций, что является своего рода признаком хорошего положения дел в компании. Но менее влиятельные менеджеры и рядовые работ­ники не могут воздействовать на стоимость акций компании своими личными решениями; поэтому они не могут вкладывать значительный процент своих сбережений в акции своего рабо­тодателя. Для внешних инвесторов, независимо от того, на­сколько хорошего мнения они о компании, характерны анало­гичные предположения.