На протяжении десяти лет, до



На протяжении десяти лет, до 31 декабря 2002 года включи­тельно, инвестиционные фонды, вкладывающие средства в деятельность быстрорастущих компаний — сегодняшний эк­вивалент фондов, которые Грэхем называл "фондами рос­та", — в среднем вышли на 5,6% годовой доходности, что в среднем было на 3,7 процентного пункта меньше, чем в целом по фондовому рынку. Но и фонды, инвестирующие в "выгодные акции" крупных компаний с более реально оцененными акция­ми, на протяжении этого периода также заработали в год меньше (на 1 процентный пункт), чем фондовый рынок в це­лом. Заключается ли проблема в основном в том, что "фонды роста" не могут осуществить разумный выбор акций, которые превзойдут рынок в будущем? Или же проблема в том, что расходы на деятельность среднего инвестиционного фонда (независимо от того, покупает он "акции роста" или "вы­годные акции") превышают любые дополнительные доходы, которые менеджеры могут заработать за счет правильного выбора акций? Чтобы оценить финансовое положение инве­стиционных фондов по типам, посетите сайт www.morningstar.соm, вкладку "Category of returns". Преходящий характер состояния различных инвестиций подробно показан на сайте www.callan.com/resource/periodic_table/pertable.pdf.

Нет оснований думать, что обычный разумный ин­вестор, даже тот, кто активно занят этой деятельностью, на протяжении достаточно длительного периода вре­мени может обеспечить более весомые результаты от приобретения "акций роста", чем инвестиционные ком­пании, специализирующиеся в этой области. Можно с уверенностью сказать, что у последних больше опыта и аналитических возможностей, чем у вас. Соответствен­но разумному инвестору можно посоветовать не обре­менять себя проблемами выбора обыкновенных "акций роста".

Грэхем приводит этот совет, чтобы напомнить о том, что активный инвестор — это не тот, кто подвергает себя риску выше среднего по рынку или приобретает акции "агрессивного роста". Активный инвестор — тот, кто желает посвятить больше времени и усилий исследованиям рынка для формирова­ния своего портфеля.

Эти акции легкоузнаваемы на рынке по отлич­ным прогнозам. Значение их коэффициента Р/Е уже содержит поправку на эти прогнозы и потому превы­шает 20. (Для пассивного инвестора, на наш взгляд, предельное значение отношения цены покупки акций к средней прибыли на одну акцию за последние семь лет не может превышать 25. В большинстве случаев два критерия будут примерно эквивалентны †.)

Обратите внимание на то, что Грэхем настаивает на рас­чете соотношения между ценой и прибылью, с учетом средней прибыли за длительный период. В этом случае вы уменьшаете возможность переоценить стоимость компании на основе вре­менной вспышки ее доходности. Представьте себе, что компа­ния получала прибыль в размере 3 долл. на одну акцию на про­тяжении последних 12 месяцев, но в среднем всего 50 центов на одну акцию на протяжении последних шести лет. Какое чис­ло — случайные 3 долл. или постоянные 50 центов — свиде­тельствует об устойчивой тенденции?

При условии, что вы будете ориентироваться на значение EPS, равное 3 долл., и возьмете предельное рекомендованное значение коэффициента Р/Е, равное 25, цена акции составит 75 долл. Но если в своих расчетах в качестве ориентира вы будете использо­вать среднее значение EPS за семь последних лет (6 долл. общей прибыли, разделенные на семь, составляют среднюю ежегодную прибыль 85,7 цента на одну акцию), то акция будет оценена только в 21,43 долл. От того, какую цифру вы выберете в каче­стве надежной оценки, зависит многое. В конце концов, не стоит и говорить о том, что превалирующий сейчас на Уолл-стрит метод, основанный на оценке соотношения между ценой и "при­былью следующего года", был бы предан Грэхемом анафеме. Как можно оценить компанию на основе прибыли, которую она еще не получила?