вует несколько причин того, что


 

 Как уже рассматривалось в Комментариях к главе 9, сущест­ вует несколько причин того, что взаимные инвестиционные фонды не в состоянии превзойти доходность фондового рынка в целом. К ним, среди прочего, относятся низкая доходность денежных остатков инвестиционных фондов и высокая стои­мость исследовательской деятельности, а также торговых операций с акциями. Отметим также, что инвестиционный фонд, который владеет акциями 120 компаний (обычное коли­чество), может оказаться в хвосте фондового индекса Standard & Poor's 500-stock, если доходность любой из остав­шихся 380 компаний из его состава окажется исключительной. Чем меньшим количеством акций владеет инвестиционный фонд, тем выше вероятность того, что он упустит акции компании, которая, вроде компании Microsoft, может ока­заться будущим лидером рынка.

Каким же образом все сказанное применимо к ак­тивному инвестору, который хотел бы выбрать ак­ции с доходностью, превышающей среднерыночную? Прежде всего, приведенный нами анализ позволяет предположить, что ему придется принимать сложные и подчас даже трудновыполнимые решения.

Читатели, сколь бы разумными и знающими они ни были, вряд ли смогут преуспеть в выборе акций для формирования инвестиционного портфеля луч­ше, чем ведущие финансовые аналитики с Уолл­стрит. Но если правда, что весьма значительное ко­личество акций при проведении стандартной про­цедуры их отбора для формирования инвестиционного портфеля просто выпадают из поля зрения фи­нансовых аналитиков или недооцениваются ими, то может ли разумный инвестор извлечь прибыль из такой ситуации?

Однако чтобы сделать это, он должен придержи­ваться особых методов, которые в целом не воспри­нимаются на Уолл-стрит, хотя общепринятые прие­мы, и мы это видели, не в состоянии обеспечить же­лаемые результаты. Было бы странно, если бы — при активной работе всех профессиональных "умов" фондового рынка — существовали подходы, которые были бы и эффективными, и в то же время относи­тельно непопулярными. Наша собственная карьера и репутация все еще основываются на этом неверо­ятном факте.

 В этом разделе, как и в предыдущей главе, Грэхем затрагива­ет суть гипотезы эффективного рынка (Efficient Market Hypothesis). Проблема фондового рынка на сегодня состоит не в том, что многие финансовые аналитики глупы, а скорее в том, что многие из них очень способны. Поскольку все больше и больше сообразительных людей исследуют фондовый рынок в поиске выгодных объектов для инвестиций, то последние все труднее найти, и парадокс состоит в том, что подобное по­ложение вещей характеризует аналитиков так, будто им не хватает ума, чтобы провести такие исследования. Рыночная оценка тех или иных акций — это результат многочисленных оценок специалистов, формируемый в масштабах реального времени. Почти всегда этот "коллективный разум"рынка да­ет практически правильную оценку большинству акций. Только в редких случаях Мистер Рынок (см. главу 8) устанавливает цены совсем неправильно.

Для конкретизации нашего последнего утвержде­ния стоит вкратце рассмотреть типы операций, в ко­торых на протяжении 30 лет (с 1926 по 1956 год) принимала участие наша компания Graham-Newman Corporation.

Грэхем основал Graham-Newman Corporation в январе 1936 года и заявил о роспуске компании поем завершения активной деятель­ности в области управления денежными средствами и выхода на пенсию в 1956 году. Предшественником этой корпорации было партнерство под названием Benjamin Graham Joint Account, ко­торое действовало с января 1926 по декабрь 1935 года.